stroi-sm.ru

Змея есть сама себя

Почему змеи едят сами себя?

Зафиксированы случаи, когда змея вдруг жалит саму себя или заглатывает хвост и начинает поглощать собственное тело. Результат такого самоедства – травмирование или смерть рептилии. Также известны случаи каннибализма или уничтожения собственного потомства. Итак, почему змеи могут поедать сами себя?

Список возможных причин

Официальное название для явления поедания собственной плоти – аутоканнибализм или аутофагия. Кроме змей такому явлению подвержены некоторые простейшие микроорганизмы (асцидии). У змей аутофагия чаще всего происходит неосознанно и ненамеренно.

Основное объяснение самоедства среди этих рептилий – полное доверие обонянию при выборе пищи. Особи полагаются на свой нюх, который может их подводить. А при ощущении аромата еды они теряют над собой контроль. Змея приходит в состояние сильного возбуждения и принимает саму себя за кормовой объект в 2 случаях:

  • если по хвостовой части пробежала мышь и ее запаховые частицы остались на чешуйках рептилии;
  • хвост оказался испачкан кровью или мочой потенциальной добычи.

В таких ситуациях собственный хвост для рептилии – это ее добыча. Из-за небольшого размера мозга особь не может предвидеть последствия такого события. Поэтому поедание собственного хвоста – ненамеренное действие. В результате особь может сдаться и отрыгнуть свой хвост либо продолжать поглощать свое тело до полного удушения.

СПРАВКА! Змеи имеют иммунитет к собственному яду: при укусе своего тела особь умрет не от яда, а от травмы или кровотечения. Такой самоиммунитет распространяется на всех представителей одного подвида (гадюка не умрет от яда другой гадюки, но если ее ужалит представитель другого подвида, наступит летальный исход).

Другая возможная причина – мозговые патологии, из-за которых рептилия становится дезадаптированной и дискоординированной в пространстве.

  1. Особь видит реальную добычу.
  2. Кидается на нее.
  3. Из-за мозговых нарушений попадает в сторону и жалит саму себя.

Также среди рептилий возможен и каннибализм. Чаще всего это происходит, если 2 особи поедают одно животное. Рептилия ощущает на другой аромат пищи, может укусить или даже полностью съесть ее. Явление каннибализма особо распространенно среди молодых особей-самцов. При этом погибают 2 змеи: одна в желудке, другая от переедания.

Факты из древности

Поедание собственного тела было замечено еще в древние времена. Подтверждает это рисунок, обнаруженный археологами в Египте. На нем изображена рептилия, свернувшаяся в кольцо и держащая в пасти свой хвост. Древние люди прозвали существо Уроборосом. Это один из самых старых символов человечества, олицетворяющий бесконечность и цикличность всех процессов. Змея, поедающая собственный хвост – один из уникальных знаков, который можно встретить в истории всех народов мира.

Почему змея поедает свое потомство?

Детеныши для самки – источник энергии, которая была потеряна во время беременности и родов. Самка в этот период очень слаба, не может самостоятельно охотиться. Для восстановления жизненных сил мать поедает свой приплод. Рептилии обычно съедают мертвых детенышей или зародышей, которые погибли еще в яйце. Но иногда мать может съесть и живое потомство, которое не успело во время отползти от нее.

Итак, змеи поедают сами себя обычно по ошибке. Это происходит, если хвост рептилии издает запах ищи (по нему пробежала потенциальная добыча или на нем есть капли крови). Особь приходит в возбужденное состояние и жалит себя за хвост. Также самоедство объясняется и мозговыми нарушениями, при которых рептилия не может правильно ориентироваться в пространстве и при атаке на добычу ошибается, кусая свой хвост.

Уроборос

Уроборос — свернувшийся в кольцо змей, кусающий себя за хвост. Мистический символ.

Значение Править

Наиболее распространённая трактовка описывает его как репрезентацию вечности и бесконечности, в особенности — циклической природы жизни: чередования созидания и разрушения, жизни и смерти, постоянного перерождения и гибели.

Упоминания Править

В литературной Саге Править

Уроборос несколько раз упоминается в романе “Владычица Озера”.

  • Цири: “— Эта история, — заговорила она после недолгого молчания, плотнее кутаясь в плед, — все больше кажется мне историей без начала. И я вовсе не уверена в том, что она закончилась. Понимаешь, в ней жутко перемешались и переплелись прошлое с будущим. Некийэльф сказал мне, что она похожа на змея, который ухватился зубами за собственный хвост. Имя этого змея тебе полезно знать — Уроборос. А то, что он грызет собственный хвост, означает, что кольцо замкнулось. В каждом миге таится прошлое, настоящее и будущее. В каждом мгновении — вечность. Понимаешь?”
  • Ауберон: “— Это, — сказал эльф, — древнейший змей Уроборос. Он символизирует бесконечность и сам является бесконечностью. Он — вечный уход и вечное возвращение. Он есть то, что не имеет ни начала, ни конца. Время — как древнейший Уроборос. Время — уходящие мгновения, песчинки, пересыпающиеся в песочных часах. Время — моменты и события, которыми мы так охотно пытаемся его измерять. Но древнейший Уроборос напоминает нам: в любом моменте, в любом мгновении, в любом событии содержатся прошлое, настоящее и будущее. В любом мгновении сокрыта вечность. Каждый уход это одновременно и возвращение, каждое прощание — встреча, каждое возвращение — расставание. Все одновременно суть и начало, и конец. И ты тоже, — сказал он, больше не глядя на нее, — суть одновременно начало и конец. А поскольку мы ведем речь о Предназначении, знай, что это как раз и есть твое Предназначение. Быть началом и концом. Понимаешь?”
  • Нимуэ: “— У времени, — сказала Нимуэ, — нет ни начала, ни конца. Время — вроде змея Уробороса, схватившего зубами собственный хвост. В каждом мгновении скрывается вечность. А вечность складывается из мгновений, которые создают ее. В этом архипелаге плавать можно, хоть навигация чрезвычайно затруднена и очень легко заблудиться. Хорошо, чтоб был маяк, дающий свет. Хорошо иметь возможность услышать в тумане призыв… Как кончается интересующая нас легенда? Нам — тебе и мне — кажется, будто мы знаем как. Но змей Уроборос вцепился зубами в собственный хвост. То, как окончится легенда, решается сейчас. В этот миг. Окончание легенды будет зависеть от того, сможет ли — а если сможет, то когда, — затерявшийся в архипелаге мгновений моряк увидеть свет маяка. Услышать призыв.”
  • Нимуэ: “— Сюда! — пронзительно крикнула Нимуэ. — Вот дорога, по которой ты должна идти! Цири, дочь Паветты! Войди в портал, ступай путем, ведущим на встречу с Предназначением! Да замкнется кольцо времен! Да погрузит змей Уроборос зубы свои в хвост свой! Прекрати блуждания! Спеши, спеши на помощь близким! Это верный путь, ведьмачка!”
  • Йеннифэр: “— Круг замкнулся, — добавила она, глядя на кисти рук. — Змей Уроборос вонзил зубы в собственный хвост.”
  • “Следуя за ее взглядом, женщины повернули головы к стене, к мозаике, на которой собранный из маленьких разноцветных плиточек змей Уроборос ухватил зубами свой собственный хвост.

— Это, — продолжала чародейка, впиваясь в Цири своими темными глазами, — Предназначение. В которое я, Филиппа Эйльхарт, не так давно начала верить. Которое я, Филиппа Эйльхарт, недавно начала понимать. Предназначение — не приговор Провидения, не свитки, написанные рукой демиурга, не фатализм. Предназначение — это надежда. Будучи исполнена надежды, веря, что все, чему суждено случиться, — случится, я отдаю свой голос. Отдаю его Цири, Дитя Предназначения. Дитя надежды.

Долго стояла тишина в погруженном в мягкую светотень колонном зале замка Монтекальво. Из-за окна долетел крик кружащего над озером орла-рыболова.

— Госпожа Йеннифэр, — шепнула Цири. — Значит ли это…

— Идем, доченька, — тихо ответила Йеннифэр. — Геральт ждет нас, а путь неблизкий.”

  • “Цири подняла руку, и чародейки увидели кровь, стекающую по ее ладони, по линии жизни.
Читать еще:  Как назвать свинью

— Круг замкнулся, — прошептала девушка, закрывая глаза. — Меня ранила игла из Шаэрраведда, и змей Уроборос вонзил зубы в собственный хвост. Я еду, Геральт! Я еду к тебе! Я не оставлю тебя одного!”

В играх Править

Так же, Уроборос упоминается в игре “Ведьмак”, в дополнении “Побочные эффекты”, в задании “Экспонаты”, где для аристократа Эвердена из Ринды необходимо найти предмет “Амулет Уробороса”.

В игре “Ведьмак 3: Дикая Охота” Йеннифэр крадёт из лаборатории Мышовура Маску Уробороса.

3d_shka

Модели 3D, Poser, 3DsMax, Archicad, Artcam, Zbrush

ДНЕВНИК ПРОРОКА МАНЬКИНА

Почему змеи едят сами себя и знак Уробороса и его общее значение

В процессе питания очень важно обоняние, которому змеи безоговорочно доверяют. А зря — как показывает практика, оно их регулярно подводит. Если на хвосте змеи окажется запах животного, которым она кормилась, то возможен сбой в восприятии собственного запаха и нападение на себя. Таким образом ядовитые змеи не раз кусали себя и погибали от яда, другие проглатывали часть своего тела.

Если две змеи питались одним животным, то одна может почувствовать на второй запах пищи и съесть ее. Известны даже случаи, когда змея съедала родственницу, которая длиннее ее самой — правда, затем отрыгивала излишки.

«Самоедство» змей было замечено людьми еще в древности. В Египте археологи обнаружили изображение змея, сжирающего свой хвост. Рисунку не менее 1600 лет, а изображенное на нем существо носит имя Урборос. Эта змея является символом вечности и цикличности жизни.

У поедания потомства имеется другое объяснение — змея съедает не выживших детенышей и часть погибших яиц, чтобы восстановить энергию. В это время змеи очень слабы, чтобы охотиться, потому и питаются потомством. Выяснено, что в среднем змеи поедают до 11% собственного приплода. Иногда на зуб попадают и живые детеныши, не успевшие вовремя отползти от мамаши.
И У МАСТЕРКА ЕЩЁ МАЛЕХО!
http://masterok.livejournal.com/2041154.html

Древний Египет

Древняя Греция

Древний Китай

Скандинавская мифология

Христианство

Буддизм

Гностицизм

Алхимия

Совет 2: Что символизирует змея

Такая сложная змеиная символика

Хтонические и другие значения

Поедающая себя с хвоста змея является уроборосом, то есть символом цикличности любого проявления и поглощения.

Так как змея обитает под землей, люди часто приписывают ей способность общаться с мертвыми и доступ к подземному миру. Хтоническая змея – символ и проявление агрессивных богов тьмы и подземного мира. В своей изначальной темной сути змея противостоит Солнцу, поиску и духовным силам, символизируя этим все темное, что есть в людях.

Змея может символизировать инстинкты, нерациональные приливы жизненных сил, потенциальную скрытую энергию. Змея во многих традициях выступает посредником между Землей и Небом, ассоциируясь с Космическим древом. На более детальном уровне змея является символом утонченности, хитрости, коварства, тьмы и зла. Наиболее часто приписываемая змее роль – роль искусителя.

Считается, что в мозгу змеи находится самоцвет, который принесет мудрость тому, кто его получит.

Совет 3: Где у змеи начало хвоста

Начало хвоста

У людей в норме тридцать три позвонка, которые образуют кости в шее и позвоночный столб. У змей может быть в десять раз больше позвонков. Причем из большей части позвонков растут ребра. В месте, где ребра заканчиваются, и начинается хвост. У змеи хвост начинается непосредственно за клоакой.

Она есть у земноводных, птиц и пресмыкающихся. Свое название она получила в честь античной канализации Древнего Рима. В случае змеи клоака – это небольшое выводящее отверстие, находящееся на нижней стороне тела. Клоака, по сути, является змеиным задом, так что, как и у большинства животных, змеиный хвост начинается именно от этой части тела.

Если змею поместить в узкое и тесное пространство, она может счесть собственный хвост врагом, накинуться на него и заглотить. В некоторых случаях змеи могут насмерть подавиться.

В Юго-Восточной Азии существует вид планирующих змей. Такие змеи сворачиваются пружиной, отталкиваются от дерева и в прыжке расплющиваются, увеличивая площадь своего тела вдвое.

Разные змеи – разные хвосты

У разных видов змеи хвосты могут быть совсем разными. Слепозмейки, например, обладают хвостами, которые короче их туловищ в пятьдесят раз. На конце их хвостов находятся плотные шипы, которыми слепозмейки упираются в поверхность и бурят головами подземные ходы.

Американская гремучая змея в ходе эволюции обзавелась погремушкой на конце хвоста. Эта погремушка вибрирует, когда змея хочет заявить о своем присутствии. Этот звук отпугивает многих животных. Погремушка может совершать до пятидесяти колебаний в секунду. Индейцы считали этот звук одним из самых устрашающих «натуральных» звуков природы.

У недавно открытой ложнорогатой гадюки на кончике хвоста присутствует нарост, напоминающий паука. Это украшение служит приманкой для птиц, которыми с удовольствием питается ложнорогатая гадюка.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

В интернете встречается вот такая информация:

Змеи обладают иммунитетом к собственному яду. «Да, змея может укусить сама себя за хвост — это происходит при кормежке, фиксации и так далее, — но кроме кровотечения никаких последствий не будет, — рассказывает Дмитрий Васильев, ведущий герпетолог Московского зоопарка. — Змеи умирают от собственно яда крайне редко. В моей практике такое произошло всего однажды, и еще о двух случаях рассказывали американские коллеги». Правило работает внутри одного вида: если гадюка укусит гадюку, то она если и умрет, то, скорее, от травмы, а не от яда. А вот если укусить гадюку взбредет в голову черной мамбе, та вряд ли выживет.

А что же тогда мы видим на гифке ? Кстати, вот видео этого случая под катом, ну и продолжим эту тему …

Очевидно, что после укуса самой себя змее очень фигово. И вот что мы находим в подтверждение :

«…И, в первую очередь, иммунитетом к яду змей обладают змеи. Правда, не все. И даже более того – известны случаи, когда змеи серьезно страдали от своего собственного яда!
Так, в 2002 году крупная самка кобры Naja annulifera едва не погибла от некроза в результате самоукуса. И это был именно что результат действия своего собственного яда. Но это редкий случай – обычно гадюки и аспиды могут спокойно себя кусать, ничего им не будет. Хотя, детальных исследований «самоиммунитета» довольно мало…»

Животные нейротоксины – самое смертоносное оружие природы. Почти все животные, за исключением самих кобр, после укуса кобры умирают за считанные минуты после того, как яд попал в кровоток. Нейротоксины прикрепляются к мышечным рецепторам, препятствуя тому, чтобы нервные сигналы вызывали мышечные сокращения – что приводит к остановке дыхания и смерти. Однако кровоток гадюк содержит молекулы, нейтрализующие смертоносные компоненты их собственного яда. Это единственное различие вводит в рецептор кобры громоздкую молекулу сахара. Сахар маскирует место крепления на поверхности рецептора – мешая прикрепляться нейротоксину. Если же удалить сахар, то кобра станет чувствительной к собственному яду, как и другие животные.

Вот кстати юмор над бедной змеей 🙂

Однако одно из мнений было что у змеи сердечный приступ (где это было, кажется в одной из версий, размещенных на ютубе кто-то выдвинул такую гипотезу )

Еще одна известная гифка:

или вот еще история :

Сэм из Хантсвилла, штат Алабама, заснял и выложил в сеть удивительное видео, на котором только что отсеченная от тела голова змеи кусает себя за хвост.

Мужчина рассказал, что убил змею, потому что та заползла в поленницу и угрожала жизни его сына.

Читать еще:  Пион тонколистный где растет

Это, к слову, не первый случай, когда обезглавленная змея продолжает некоторое время жить. В 2007 году в Вашингтоне голова змеи, отделенная от остального тела, бросилась на мужчину и укусила ее. 53-летнего американца доставили в больницу, где успели ввести противоядие.

Давайте вспомним вот такой случай :

Шеф-повар Пенг Фан из города Фошан в южно-китайской провинции Кантон, готовил особое блюдо из индокитайской ошейниковой кобры, которое считается редким и изысканным деликатесом. Он собирался выбросить отрезанную двадцать минут назад голову змеи в мусорный бак, когда она (голова!) укусила его за руку, впрыснув свой смертельный нейротоксичный яд. Последний реванш: отрезанная голова змеи в посмертной рефлекторной ярости разевает пасть для укуса, в точности как та, что убила Пенг Фана. Змея была нарезана на разделочном столе для приготовления супа, блюда, считающегося особым деликатесом в Кантоне и весьма востребованного в дорогих ресторанах. Один из посетителей, сорокачетырехлетний Лиин Сан, который в это время находился в ресторане со своей женой, рассказывает: «Мы ужинали в этом заведении по случаю дня рождения моей жены в тот момент, когда началась суета и шум.

Мы не знали, что именно происходит, только слышали крики, доносившиеся из кухни. Сотрудники ресторана вызвали врача, но к несчастью, когда подоспела медицинская помощь, мужчина уже был мертв. После того, как мы об этом узнали, вечеринка, разумеется, сразу закончилась». Полиция подтвердила, что смерть Пенга наступила прежде, чем появилась возможность ввести ему противоядие в больнице. Жертвы укуса индокитайской ошейниковой змеи обычно умирают от удушья, вызванного действием нейротоксина, парализующего их дыхательную систему. Представитель правоохранительных органов позже заявил: «Это очень необычный случай. Столь быстрый смертельный исход, как нам представляется, связан с обостренной реакцией на змеиный яд. Спасти его было, скорее всего, невозможно. Ему мог помочь только укол противоядия, сделанный вовремя, а этого, увы, не случилось. Он не впервые готовил блюдо из кобры, и на этот раз ему просто не повезло. Одним словом, трагическое стечение обстоятельств». Эксперт по змеиным повадкам Янг Хонг-чан, который провел сорок лет, изучая кобр, говорит, что рептилии могут проявлять признаки жизни в течение часа после того, как лишились каких-либо частей тела, или даже всего тела. «Это вполне вероятно, что голова оставалась живой и нанесла смертельный укус Пенгу.

К этому времени змея была в биологическом смысле мертва, поскольку были утрачены основные функции ее тела, однако еще оставалась в состоянии совершать некоторые рефлекторные действия. Таким образом, змеи сохраняют способность укуса и выделения яда даже после обезглавливания». Повар готовится обезглавить змею. Обычный ареал обитания индокитайской ошейниковой кобры – Юго-восточная Азия, включая Таиланд, Камбоджу, Вьетнам, Лаос и Бирму. Их мясо пользуется большим спросом в качестве деликатеса, а кожа используется для изготовления дорогих дизайнерских аксессуаров, торговля которыми без сомнения оказывает большое влияние на исчезновение популяции этих «беззащитных» тварей. Жители провинции Кантон с давних времен высоко ценят мясо змей всех видов, из которых готовятся многие местные блюда. В течение веков самым распространенным из них является змеиный суп, то змеиное мясо применяется также в китайской медицине, поскольку ему приписываются некоторые редкие целебные свойства. Это все напоминает расхожую фразу, «все, что нас не убивает – делает нас сильнее». По аналогии, чем более ядовит деликатес, тем полезнее его употребление в пищу. Один из местных жителей говорит «Мясо змей действительно очень полезно для нас. Его не так просто добыть, и оно очень дорогое, но приносит огромную пользу здоровью. Я никогда в жизни не слышал, чтобы кто-то погиб от укуса мертвой змеи, особенно на кухне».

Ну и вот еще вашему вниманию такой случай. Змея кушает сама себя : ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНЫМ НЕ СМОТРЕТЬ ! Хотя тут уже много чего вы успели посмотреть 🙂

и это не единственный случай:

Уроборосом, как одним из древнейших символов, пользовались как в Старом, так и Новом Свете. Его так же находят в ряде эзотерических текстов, касающихся гностицизма и алхимии. Наиболее распространённая трактовка символа описывает его как репрезентацию вечности и бесконечности, в особенности — циклической природы жизни: чередования созидания и разрушения, жизни и смерти, постоянного перерождения и гибели.

В германо-скандинавской мифологии, форму уробороса принимает Ёрмунганд, также называемый «Мидгардским змеем». В учении христианских гностиков уроборос был отображением конечности материального мира.
В теории архетипов, Уроборос является символом, предполагающим темноту и саморазрушение одновременно с плодородностью и творческой потенцией.

Несмотря на то, что символ имеет множество различных значений, наиболее распространённая трактовка описывает его как репрезентацию вечности и бесконечности, в особенности — циклической природы жизни: чередования созидания и разрушения, жизни и смерти, постоянного перерождения и гибели. Символ уробороса имеет богатую историю использования в религии, магии, алхимии, мифологии и психологии. Одним из его аналогов является свастика — оба этих древних символа означают движение космоса.

Считается, что в западную культуру данный символ пришёл из Древнего Египта, где первые изображения свернувшейся в кольцо змеи датированы периодом между 1600 и 1100 годами до н. э.; они олицетворяли вечность и вселенную, а также цикл смерти и перерождения. Ряд историков полагают, что именно из Египта символ уробороса перекочевал в Древнюю Грецию, где стал использоваться для обозначения процессов, не имеющих начала и конца [7] . Однако точно установить происхождение этого образа затруднительно, поскольку его близкие аналоги также встречаются в культурах Скандинавии, Индии, Китая иГреции.

Символ свернувшейся в кольцо змеи встречается в неявной форме в Месоамерике, в частности, у Ацтеков. При том, что змеи играли значительную роль в их мифологии, вопрос прямой связи пантеона ацтекских богов с уроборосом среди историков остаётся открытым — так, без каких-либо развёрнутых комментариев Б. Розен называет Кетцалькоатля, а М. Лопес — Коатликуэ.

Интерес к уроборосу сохранялся на протяжении многих веков — в частности, заметную роль он играет в учении гностиков, а также является важным элементом (в метафорическом смысле) ремесласредневековых алхимиков, символизируя преображение элементов в философский камень, требующийся для трансформации металлов в золото, а также олицетворяя хаос в мифологическом понимании термина.

В новейшее время швейцарским психоаналитиком К. Г. Юнгом был вложен новый смысл в символ уробороса. Так, в ортодоксальной аналитической психологии архетип уробороса символизирует темноту и саморазрушение одновременно с плодородностью и творческой потенцией. Дальнейшие исследования данного архетипа нашли наибольшее отражение в работах юнгианского психоаналитика Эриха Нойманна, обозначившего уроборос в качестве ранней стадии развития личност

Змея есть сама себя

об одном из алхимических символов,
включённых в теософическую эмблему
УРОБОРОС

мой конец – это моё начало

Уробо́рос, ороборос (от греч. ουρά, «хвост» и греч. βορά, «еда, пища»; букв. «пожирающий [свой] хвост») — мифологический мировой змей, обвивающий кольцом Землю, ухватив себя за хвост. Считался символом бесконечного возрождения, одним из первых символов бесконечности в истории человечества. Также было распространено его изображение не в виде кольца, но в виде «восьмерки».

Честь изобретения уробороса традиционно приписывается египтянам эпохи Среднего Царства, хотя в Китае обнаружены сходные артефакты, датированные третьим тысячелетием до н. э. По мнению ряда исследователей, толчком к созданию символа послужила форма галактики Млечный Путь.

В индуистских мифах фигурирует змей, обвивающий в кольцо черепаху, на спине которой стоят четыре слона и держат на себе мир. В скандинавской мифологии форму уробороса принимает гигантский мировой змей Ёрмунганд, когда он обвивает Землю в кольцо, кусая себя за хвост. Образ уробороса был распространен также в ацтекской, индейской и китайской мифологии.

Читать еще:  Сколько икры в осетре

Христиане рассматривали уроборос в качестве символа конечности и бренности подлунного существования, которое в конечном счете поглощает самое себя. В настоящее время, это один из основных символов Унитарианской церкви Трансильвании. Для сатанистов же уроборос — это один из атрибутов Зверя (Левиафана).

Средневековые алхимики восприняли уроборос в качестве очистительного амулета. В александрийской рукописи Клеопатровой Хризопеи (2 в. н. э.) черно-белый уроборос обвивает слова «все в одном». Монохромность изображения, по-видимому, отражала дуалистические взгляды гностиков на природу космоса.

Знаменитый английский алхимик и эссеист сэр Томас Браун (1605—1682), перечисляя тех, кто умер в день рождения, изумлялся тому, что первый день жизни столь часто совпадает с последним и что «хвост змеи возвращается к ней в пасть равно в то же время».

Немецкий химик Фридрих Август Кекуле (1829—1896) утверждал, что приснившееся ему кольцо в форме уробороса натолкнуло его на открытие циклической формулы бензола.

Карл Юнг называет уроборос базовой мандалой алхимии, одним из основных архетипов и символом бессмертия, увязывая его с диалектикой сознательного и бессознательного в душе человека.

Печать Международного теософического общества, основанного Еленой Блаватской, имеет форму увенчанного короной уробороса, внутри которого расположены другие символы, включая шестиконечную звезду и свастику.

Как видно из приведенных выше примеров, уроборос воплощает циклическую и преходящую природу вещей, а в применении к философии истории — учение о вечном возврате. То, что один бок змеи изображается светлым, а другой — темным, отражает извечное единство и борьбу противоположностей.

Урборос.
Капиллярная ручка. 30х20 см.
© Лиля Калаус 1998

В рамках «глубинной» психологии, например у крупнейшего специалиста в этой области Э. Нойманна, уроборос трактуется как базовый архетип – служащее началом человеческой индивидуальности единство мужского и женского, положительного и отрицательного, когда «Я» погружено в бессознательное, из которого еще не отдифференцирован сознательный опыт.
Согласно «Энциклопедии символов» Ганса Бидермана и «Книге вымышленных существ» Хорхе Луиса Борхеса, следует, что «изображение змеи, кусающей собственный хвост, впервые было обнаружено в Египте. Позже этот символ стал встречаться у венецианцев и древних греков, которые и дали имя этой змее – Уроборос, что в переводе означает «пожирающая свой хвост».
Гераклит считал, что начало и конец окружности совпадают в одной точке. Хранящийся в Британском музее греческий амулет III в. являет нам образ, прекрасно иллюстрирующий эту бесконечность: змея, кусающая свой хвост, или, по великолепному выражению Мартинеса Эстрады, «начинающаяся с конца своего хвоста». Уроборос – таково техническое название этого чудовища, вошедшее затем в обиход алхимиков.
Змея, кусающая свой хвост, встречается и в других мифах, например в нормандском мифе о змее Йормунгарде (Митгарде), и в Индии, где дракон обвивает черепаху, на которой стоят четыре слона, несущие мир. Альтернативные названия змей: Ороборус, Уроборос, Оуреборос.

Мандала отношения людей к космическому миропорядку. Во внешнем круге расположен дракон Уроборос (Ouroboros)заглатывающий собственный хвост как символ вечного круговорота мира.

Уроборос имеет несколько символических значений. Первое основано на символе змеи, кусающей свой хвост, – это олицетворение вечного возвращения в циклической форме или вечности вообще. В алхимической картине мира змея играет роль символа циклически протекающих процессов (испарение, конденсация, испарение – в многократном повторении), причем стадия сублимации часто обозначается крыльями. Это символ циклической природы Вселенной: создание из уничтожения, жизнь из смерти. Уроборос поедает свой собственный хвост, чтобы пройти через полный цикл восстановления из смерти.

В символике на первый план выступает негативная роль змеи, связанная с опасностью, которую представляют ее ядовитые укусы. Поэтому животные, убивающие змею – орел, аист, сокол – имеют заведомо позитивную символику.

Мой конец – это мое начало. Символизирует отсутствие дифференциации, совокупность всего, изначальное единство, самодостаточность. Порождает сам. себя, сам с собой соединяется в браке, сам себя оплодотворяет, и убивает. Символизирует цикл утраты и восстановления целостности, силу, которая вечно- сама себя тратит и возобновляет, вечную цикличность, цикличность времени, бесконечность в пространстве, истину и познание в одном лице, соединение двух прародителей, андрогина, первобытные воды, тьму, предшествовавшую творению, замкнутость вселенной в хаосе вод до прихода света, потенциал до его актуализации. Изображения уробороса на надгробиях символизируют бессмертие, вечность и мудрость. Во многих мифах он обнимает собой весь мир и отождествляется с круговым течением вод, окружающих землю. Он может поддерживать мир и его существование, и в то же время, он вносит смерть в жизнь, и жизнь в смерть. Недвижимый внешне, он олицетворяет вечное движение, вечно возвращаясь к самому себе. В космологии орфиков он обнимает Космическое Яйцо. Его называют также Геракл, что отождествляет его с обращением Солнца. С движением Солнца связывает этот символ также Макробий. Вместе с уроборосом часто изображаются Альфа и Омега. Алхимия: неискупленная сила природы, скрытая сила, неоформленная материя, opus circulare химических веществ в герметичном сосуде. Буддизм: колесо сансары. Египет: круг вселенной, путь бога Солнца. Греция: Все есть одно. Изначально Целое было подобно яйцу со змеей (pneuma), окружавшей ее, как тесная повязка или кольцо (Эпикур). В символике орфиков отождествляется с Космическим Яйцом и эоном – временем существования вселенной. Индуизм: колесо сансары. Как символ латентной энергии, уроборос имеет то же значение, что и кундалини. Шумеро-семитская традиция: Все-Одно.

Гностический образ, олицетворение бесконечного цикличного времени и непрерывности процессов бытия. Уроборос — символ Вечности и всей алхимической Работы. Кроме того, Уроборос может связываться с представлением о самооплодотворяющем, самодостаточном творении.

В некоторых случаях изображался наполовину светлым и наполовину темным; таким образом выступая символом последовательного чередования противоположных начал бытия, подобно китайскому символу ян—инь. У древних финикийцев, западносемитского народа, змея считалась олицетворением бога неба Таавта и символом мироздания и изображалась кусающей свой хвост; возможно, изначально она представлялась как вселенский змей вроде скандинавского Ёрмунганда, а впоследствии превратилась в эмблему вечности и циклического развития мира — Уробороса — гностического змея, пожирающего свой хвост.

В скандинавской мифологии описывается мировой змей Ёрмунганд: его «бросили в море, и там он вырос такой огромный, что и теперь окружает землю, кусая свой хвост» (Младшая Эдда). В средневековом романе «Александрия» есть следующий эпизод: «Охваченный ужасом, я посмотрел и увидел большого змея, свернувшегося в круг и внутри него — совсем маленький круг. И сказал та, которую я встретил: “Знаешь ли ты, что это? Кружок — это земля, а змей — это море, окружающее землю, то есть весь мир”». Сходным образом Борхес сопоставляет греческую концепцию океана, окружающего землю, и гностический образ Уробороса.

Чернов Денис. Аллегория времени II. Акведук, уроборос

Хорхе Луис Борхес
КНИГА ВЫМЫШЛЕННЫХ СУЩЕСТВ

«Теперь для нас Океан – это море или система морей; для греков это была река, кольцом окружавшая землю. Все воды земные проистекали из него, и не было у него ни устья, ни начала. Был он также богом или титаном, вероятно самым древним, ибо Сон в XIV песне “Илиады” называет его праотцом богов; в “Теогонии” Гесиода он – отец всех рек в мире, а их три тысячи, и во главе их – Алфей и Нил. Обычная его персонификация – старец с пышной бородой; по прошествии веков человечество придумало для него более удачный символ.
В Йотунгхейме, краю гигантов, Утгарда-Локи бросает вызов богу Тору, что тот не поднимет кота; напрягши все силы, богу едва удается чуть приподнять над землей одну из кошачьих лап; этот кот – змей. Тор был обманут силою волшебства. Когда настанут Сумерки Богов, змей проглотит землю, а волк – солнце»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector