stroi-sm.ru

Почему умирают пчелы

Не жужжи

Странности в мировом пчеловодстве начались с первых годов XXI века, когда из США и Канады начали приходить вести о “коллапсе пчелиной семьи”: ульи оказывались пустыми, пчелы бросали и мед, и расплод, исчезая в пространстве. Пчеловоды несли колоссальные убытки – на Североамериканском континенте пасеки в большинстве промышленные, по нескольку сотен и даже тысяч семей. Естественно, во всем сначала обвинили ГМ-растения, против которых шла информационная война. Немногочисленные исследования действительно обнаружили связь между появлением ГМО в регионе и потерей пчелами способности к оплодотворению. Эта версия была популярна, но оказалась не единственной. Более кропотливые исследователи обнаружили в брошенных ульях дикое сочетание заболеваний, прежде не виданных все вместе, – и бактерии, и грибы, и клещи, с которыми пчелы не могли бороться и потому спасались бегством. До сих пор нет единого ответа о причинах, но в одном сходятся многие: скученность ульев при промышленной добыче меда и привела к массовому заражению. Пчелы общаются точно так же, как люди в метро мегаполисов, принося чужой “чих” к себе в квартиру.

Именно тогда в общественном сознании поселилась фраза: человечество исчезнет через четыре года после гибели пчел. Мысль упорно приписывают Альберту Эйнштейну, хотя его биографы это отрицают. Но суть остается незыблемой: большинство растений, которые употребляет в пищу человек, опыляется только пчелами.

В России никогда не было огромных промышленных пасек. Колхозные и совхозные не в счет – по размерам, механизации и логистике не идут ни в какое сравнение. Потом и их не стало. Пчеловодство после 90-х годов превратилось в сугубо индивидуальное хобби, приносящее деньги. Отраслью оно считается теперь условно. Слишком мелкие и неорганизованные эти пасечники. Они даже налоги не платят.

Плюс такого состояния – свобода образа жизни, заработок, на который никто не претендует, статус полезного соседа, поддержка местных властей, которым не надо трудоустраивать безработных. И в целом здоровые пчелы – небольшие пасеки проще обслуживать и лечить. Потому коллапс пчелиной семьи России не коснулся и казался далеким американским явлением. Если пчелы и покидали ульи, то, например, в районе Сочи, когда шла олимпийская стройка и цементная пыль оседала на цветках. Или вокруг вышек сотовой связи, которые сбивают пчел с маршрута. То есть по техногенным причинам, не имеющим характер бедствия, – к таким обстоятельствам можно приспособиться, переведя пасеки подальше.

Настоящая беда пришла с другой стороны, пчелы стали гибнуть, причем не отдельными семьями, а целыми пасеками. Более того – целыми районами. По всей стране. И очень быстро.

Статистики на этот счет нет. Но есть масса сообщений. Первое, что сразу стало ясно: пчелы гибнут в регионах активной сельскохозяйственной деятельности. Не в лесах, не на болотах, не в горах. Только там, где пашут, сеют и – главное – опрыскивают посевы ядами от вредителей.

– Наверное, многие обратили внимание, что насекомых в том месте, где они живут, становится все меньше, – говорит заместитель председателя Московского общества пчеловодов Александр Пономарев. – Объясню почему. Потому что рядом появляется поле, которое нужно обрабатывать много-много раз. И если при этом медоносных пчел можно вывезти куда-то, то те бедолаги – шмели, одиночные пчелы, бабочки и жуки, которые опыляют растения, остаются – и тут уже для них братская могила уготована.

Проблема приобрела чудовищные размеры в Германии – там за 20 лет почти на 75% сократилось количество насекомых, в том числе и медоносных пчел. То же самое в Англии. То же самое в Соединенных Штатах. У нас пока еще не подводили итог, но в мире итог уже подвели, – продолжает Александр Пономарев. – Генеральная Ассамблея ООН постановила: 20 мая каждого года отмечать день защиты пчелы.

Известный пчеловод, исполнительный директор Союза производителей химических средств защиты растений Владимир Алгинин уверен, что массовая гибель пчел связана с неконтролируемыми посевами рапса в стране. За год они выросли почти вдвое, и есть тенденция к дальнейшему расширению площадей под этой культурой. Причина скачка – цена на семена рапса, которая вдвое и более превышает цену на пшеницу. Рапс всегда был культурой юга, но за последний год его начали активно сеять в черноземных и нечерноземных областях. Спрос бешеный и у производителей масла, и у заводов биотоплива. В том числе за рубежом.

На новых для рапса территориях нет культуры коммуникации с пчеловодами. Крупные производители не считают нужным думать о каких-то проблемах каких-то там пчеловодов. И не предупреждают о начале обработок пестицидами.

С точки зрения экономики хозяйств и задачи достичь планки в 45 миллиардов долларов экспорта продовольствия это, наверное, правильно. А с точки зрения разорения десятков тысяч пасек, которые давали работу и заработок тысячам сельских жителей, с точки зрения возникающих в этой связи социальных проблем, включая безработицу и нищету? К сожалению, пчеловоды слишком маленькие, и у них нет серьезного лоббиста и заступника на федеральном уровне.

Но пчелы и семейные пасеки не должны гибнуть ради чужой прибыли.

В России массово гибнут пчёлы. Чем это грозит людям

Разорятся ли пасечники и сколько будет стоить мёд

«Я потерял 35 пчелосемей. Это всё, что у меня было!» — сетует пасечник из Курской области Андрей Малыхин. 13 июля он собрал 150 коллег по несчастью на митинг под лозунгом «Остановим травлю пчёл и людей!». В августе он намерен поехать в администрацию президента, чтобы лично рассказать о небывалой гибели пчёл, прокатившейся в 2019 году по всей стране.

Что произошло?

В июне-июле стало известно, что как минимум в 30 регионах на пасеках массово умерли пчёлы. Почти везде пчеловоды винят в случившемся фермеров — те обрабатывали поля пестицидами, которыми и отравились насекомые.

«Я пчёлами занимаюсь 20 лет и в первый раз столкнулся с таким, — рассказал “Секрету фирмы” владелец пасеки в Кашинском районе Подмосковья Фёдор Веденеев. — В начале июля ночью по соседству обрабатывали химией поля с цветущим рапсом. В результате вся моя лётная пчела отравлена. Теперь даже и не знаю, буду ли дальше заниматься пчёлами».

О том, что происходит невиданное, говорят не только пасечники, но и чиновники. «За 22 года моей работы я такого не припомню», — заявил замминистра Минсельхоза Алтайского края Михаил Чмырев. По его словам, в регионе пострадали сотни пасек и тысячи пчелосемей.

Подобные сообщения приходят из Башкирии, Удмуртии, Республики Марий Эл, Липецкой, Саратовской, Ульяновской, Ростовской, Курской, Тульской и других областей.

Что такое пчелосемья?

Каков ущерб для экономики?

Оценить масштаб бедствия не так просто. Например, в Татарстане, по оценке местных властей, погибло 2500 пчелосемей. Но чиновники оговариваются: в регионе много неучтённых пасек, поскольку пчеловоды-частники стали скрывать свою деятельность, опасаясь налога на самозанятых. Аналогичная ситуация и в других субъектах: из-за серого сектора полную картину увидеть сложно.

От этого возникают непонимания между властями и пчеловодами. Например, Минсельхоз Удмуртии предварительно оценил ущерб в 3 млн рублей. По данным ведомства, в регионе погибло 0,3% пчелосемей. Местный фермер-пчеловод Иван Халилов с такими цифрами категорически не согласен.

«3 миллиона рублей на регион? Вы серьёзно? Да у меня одна простая деревенская пасека со всем оборудованием, запасами продукции может стоить 1,5–2 миллиона! О каких 3 миллионах ущерба на целый регион с развитым пчеловодством может идти речь?» — возмущается он.

Андрей Малыхин оценивает ущерб своего бизнеса в 820 000 рублей. Он поделился расчётами с «Секретом фирмы»:

По сообщениям в СМИ, многие пасечники потеряли сотни пчелосемей. Если на пасеке погибло 200 пчелосемей, то сумма потерь составит порядка 6 млн рублей.

Минсельхоз РФ заявил, что массовая гибель пчёл в регионах наносит «значительный материальный ущерб отечественному пчеловодству», не называя конкретных сумм. В Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции оценили общие потери России более чем в триллион рублей.

Кто виноват?

Пока однозначного ответа нет. В пострадавших районах созвали комиссии, которые должны выяснить причины массового мора. Для этого мертвых насекомых отдали в лаборатории на исследования. Результаты будут готовы к концу лета. Госдума 16 июля попросила Генпрокуратуру подключиться к расследованию.

Читать еще:  Кокцидиоз у кролика

Почти все пострадавшие винят в гибели соседей-аграриев. По их мнению, те нарушили санитарные правила при обработке полей пестицидами. Например, не предупредили о процедуре за трое суток, как это положено по нормам СанПиН.

«У людей просто бизнес, они не хотят терпеть убытки из-за тли на рапсе, — говорит Фёдор Веденеев. — Им плевать на то, что своими действиями они наносят урон не только медоносной пчеле, но и другим полезным насекомым-опылителям».

В предыдущие годы пчёлы тоже травились пестицидами, но в 2019 году масштаб мора достиг пика, констатирует член правления общества пчеловодов Москвы Маргарита Букина.

Чиновники в ряде регионов объясняют это тем, что вредителей стало больше, соответственно, и обработка потребовалась более интенсивная.

Ещё одна версия — на рынок поступили чрезмерно сильные ядохимикаты, не соответствующие санитарным нормам. «Ряд препаратов в Европе запретили именно из-за угрозы опыляющим насекомым. А в России такого запрета нет, вот нашим и продали!» — предполагает владелец пасеки «Большая ложка» в Пермском крае Артём Мокроусов.

Он добавляет, что часть вины за массовый мор насекомых лежит на самих пчеловодах. «Они сами ослабляют пчёл! Дают скудные монотипные корма, завозят неподходящие породы, используют антибиотики», — говорит Мокроусов.

Пока в регионах выясняют подробности случившегося, Россельхознадзор обвинил в сложившейся ситуации Минэкономразвития. Это министерство отобрало у Россельхознадзора полномочия контролировать применение химикатов в полях, и теперь эти функции никто не исполняет.

К чему приведет мор пчёл?

В ряде регионов местные власти компенсируют пчеловодам часть потерь, но на компенсации смогут рассчитывать только те, кто работает официально. Например, в Курской области получить 3150 рублей за пчелосемью смогут только 15–20% пострадавших, по оценке Малыхина. Остальные не вправе рассчитывать на компенсацию даже по суду.

Большинство собеседников «Секрета фирмы» склоняются к тому, что потребителям стоит ждать повышения цен на мёд. Производители вынуждены будут переписать ценники, чтобы компенсировать потери.

По мнению Маргариты Букиной, стоимость мёда в течение года может вырасти на 10–15%. Председатель союза пчеловодов Алтайского края Сергей Тастан не исключает, что розничная цена поднимется на 40%.

В Федеральном научном центре пчеловодства заявили, что в некоторых регионах цена на мёд может вырасти на 50%, но не в этом, а в 2020 году. «Часть семей погибнет в зимовку: в корм попадёт какое-то количество нектара с обработанных полей, и пчёлы будут погибать ещё в течение зимовки. Весной мы очень существенно ощутим дефицит пчелиных семей и мёда», — объяснила сотрудники центра.

Производители мёда не верят, что потребители побоятся покупать мёд после сообщений об отравлении. «Спрос на мёд будет только расти, — уверен Иван Халилов. — Люди необразованны и не понимают, что мёд может быть отравлен. В сознании большинства людей мёд сам по себе экопродукт, ассоциируется с деревней, природой и так далее».

Халилов предупреждает: грядёт вторая волна обработки полей аграриями, а значит, и вторая волна гибели пасек.

Почему это глобальная проблема?

С проблемой мора пчёл столкнулась не только Россия. Учёные фиксируют стремительное сокращение их численности на всех континентах. За последние десять лет популяции диких пчёл сократились на 25–30%, а численность домашних в США только за 2015 год уменьшилась вдвое.

Основными причинами массовой гибели пчёл называют глобальное потепление, паразитических клещей и загадочный синдром коллапса колоний, при развитии которого рабочие пчёлы внезапно бросают матку и покидают улей, пишет научный журнал Functional Ecology.

«Во многих странах ощущается нехватка пчёл для полноценного опыления сельскохозяйственных культур, — рассказывает Маргарита Букина. — Эта проблема обрела глобальный характер, и её решение уже требует энергичных коллективных усилий. В декабре 2017 года ООН провозгласила 20 мая международным Днём защиты пчёл. Пора и в России всерьёз задуматься о защите пчёл и пчеловодства. Пока нам похвастаться здесь нечем».

Чтобы привлечь внимание к проблеме, благотворительный фонд «Центр возрождения естественного пчеловодства» проведёт 24 июня на проспекте Сахарова в Москве митинг под лозунгом «Погибнут пчёлы — погибнут люди». На нём потребуют принять федеральный закон с мерами господдержки для пчеловодства, а также запретить сажать ГМО-культуры и использовать пестициды в отдельных регионах.

На первом в России митинге за спасение пчёл Андрей Малыхин с другими курскими пчеловодами записали видеообращение к Путину. В нём они просят наказать виновных в массовой гибели насекомых, а также предоставить гранты и субсидии.

Свои аргументы он изложит в администрации президента 17 августа — ему удалось записаться на приём. «Планы — бороться, бороться и только бороться», — говорит Малыхин.

Вымирание пчел. Причины и пути решения проблемы

Для привлечения внимания к “пчелиной проблеме” магазин сети Whole Foods в американском штате Род-Айленд в 2013 году временно убрал из своего ассортимента всю продукцию, которая так или иначе зависела от насекомых. Таким образом, с прилавков из 453 позиций пропали 237.

17 ноября 2017 года Комитет по экономическим и финансовым вопросам Генеральной Ассамблеи ООН предложил резолюцию об учреждении Всемирного дня пчел 20 мая (в этот день в 1734 году родился Антон Янша – словенский художник и автор трудов о пчелах, заложивший основы современного пчеловодства и разработавший конструкцию улья, используемую до сих пор). 20 декабря того же года резолюция была принята Генассамблеей. В 2018 году Всемирный день пчел отмечался впервые. Его цель – повышение осведомленности о роли пчел в жизни человека.

Почему гибнут пчелы

Татарстан, Мордовия, Московская, Рязанская, Саратовская, Липецкая, Воронежская, Смоленская, Ростовская области, Краснодарский, Ставропольский края… Насколько сообщения в СМИ соответствуют действительности и в чем причина массовой гибели пчел?

По словам президента Российского союза пчеловодов Арнольда Бутова, СМИ, как это часто бывает, масштабы бедствия несколько преувеличивают. Например, в Ставропольском и Краснодарском краях случаев массовой гибели пчел не зафиксировано вообще, в целом же, проблема существует и может обернуться настоящей катастрофой не только для пчеловодов, но и, вообще, для человечества. Не зря же приписывают Эйнштейну такое высказывание: « Если с лица земли исчезнут пчелы, то человечество просуществует четыре года». Говорил это великий ученый или нет –доподлинно неизвестно, но то, что пчелы играют огромную роль в экологической системе и без них большинство растений погибнет, потом та же участь постигнет питающихся ими животных, ну, а затем очередь дойдет и до человека – это точно.

По подсчетам президента Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции, завкафедрой пчеловодства Тимирязевской сельхозакадемии Альфира Маннапова, из-за массовой гибели пчел в ряде регионов этим летом Россия может потерять больше триллиона рублей.

Такая огромная сумма набежит из-за недополученного урожая практически всех сельскохозяйственных культур. Так что, гибель пчел – это не только проблема отрасли.

Действительно, по данным минсельхоза Ставропольского края, в регионе массовой гибели пчел не зафиксировано. Это все, что удалось узнать в ведомстве. Высказаться более предметно там не пожелали.

Краснодарский минсельхоз был более обстоятелен. В ведомстве сообщили, что массовой гибели пчел в крае не зарегистрировано, в этом году количество пасек даже возросло и составляет 790. «На пасеках, зарегистрированных в Госветслужбе края, регулярно проводятся плановые противоэпизоотические мероприятия. С целью недопущения гибели пчел министерство направило в муниципальные органы управления АПК рекомендации о необходимости провести разъяснительную работу с сельхозпроизводителями. Объяснить им важность соблюдения требований Санитарных правил и норм СанПиН 1.2.2584-10 «Гигиенические требования к безопасности процессов испытаний, хранения, перевозки, реализации, применения, обезвреживания и утилизации пестицидов и агрохимикатов» при проведении сельхозработ, а также организовать работу по обязательному оповещению владельцев пасек о необходимости исключения вылета пчел перед обработками посевов пестицидами».

Аграрные чиновники дали понять, что считают человеческий фактор одной из главных причин массовой гибели пчел. В том же Ставропольском крае, по словам руководителя общественной организации «Пчеловод» Виктора Полухина, десять лет назад в районе села Привольного был зафиксирован случай массовой гибели пчел после обработки полей авиацией. Пчеловодов об этом даже не предупредили.

Надо сказать, сокращение популяции пчел наблюдается уже в течение десяти лет по всему миру. Ученые объясняют это явление рядом факторов: изменением климата, вырубкой лесов, распространением паразитов, таких как клещи, воздействием электромагнитного облучения вышек сотовой связи, которое снижает иммунитет насекомых, но все сходятся в одном – главной причиной является бесконтрольное применение ядохимикатов.

– Во времена плановой экономики правило сообщать пчеловодам о предстоящих химических обработках полей и садов исполнялось неукоснительно, – говорит Арнольд Бутов, президент Российского союза пчеловодов, – сейчас же, когда существует множество частных собственников, контролировать эту стихию практически невозможно. Тем более, после того, как у Россельхознадзора в этой части контрольные функции отобрали, передав Роспотребнадзору, а у него руки до нас, пчеловодов, не доходят.

Да, Роспотребнадзор не имеет полномочий как-то влиять на ситуацию, он может лишь фиксировать факты нарушений законодательства. По словам Бутова, в минсельхозе России уже вызрело решение вернуть Россельхознадзору контроль за применением пестицидов и других химикатов. Если это произойдет, ситуация может измениться в лучшую сторону. А пока что все отдано на откуп сельхозпроизводителям. Одни готовы соблюдать законодательство, других ничего, кроме собственной прибыли не интересует.

Опытный ставропольский пчеловод Лев Новопашин в этом году впервые вынужден был покинуть свою обустроенную пасеку в окрестностях села Ладовская Балка Красногвардейского района и перебраться в соседний Новоалександровский городской округ, поближе к границам Краснодарского края, так как на подсолнечниковых полях, с которых его пчелы берут основной взяток, будут проводиться химические обработки. Пчеловодов об этом предупредили заранее.

Еще лет пять назад, по словам Новопашина, массовой обработки подсолнечника ядохимикатами вообще не проводилось. Просто в России не было такой техники, способной опрыскивать высокорослую культуру. Прогресс неумолим, новая техника пришла и на поля подсолнечника. А это основной медонос на Юге России. Теперь кочевая жизнь пчеловоду Новопашину обеспечена. Хорошо, что пока предупреждают.

В последние годы значительно выросли площади посевов рапса. Эта техническая культура пользуется большим спросом на зарубежных рынках, ее рентабельность практически в два раза выше, чем у пшеницы, основной культуры юга России, что и обусловило рост посевных площадей. Рапс, кстати, хороший медонос, может стать наравне с подсолнечником основным источником меда в регионе. Но технология его возделывания предусматривает значительное применение ядохимикатов. Именно на рапсовых полях зафиксированы случаи массового отравления пчел.

По словам Бутова, рынок пестицидов развивается стремительными темпами. С одной стороны это приносит огромные прибыли химическим компаниям, с другой, сельхозпроизводители, стремясь к повышению урожайности культур, то есть, к той же прибыли, сами готовы лить на поля любую гадость, лишь бы обеспечить рост рентабельности своего бизнеса. Никто о таких «мелочах», как пчелы и не думает. Уже есть такие гибриды подсолнечника, например, которые и в опылении не нуждаются. Зачем тогда пчелы? – рассуждают нерадивые фермеры.

В последние годы изобретены такие сильные ядохимикаты, которые способны уничтожить большинство вредителей полей. Многие из них основаны на неоникотиноидах, веществах, родственных никотину, которые губительны и для пчел.

Некоторые фермеры на Западе отказываются от них, понимая, что они уничтожают все: и вредное, и полезное. Нашим же сельхозпроизводителям до такой экологической грамотности далеко.

Недавно я побывал на Дне поля в одном из хозяйств Ставропольского края. Там ряд международных компаний демонстрировали свой семенной материал и средства защиты растений. Был представлен и инсектицид кораген, который безопасен для пчел. Но, по словам представителя компании-разработчика, многие сельхозпроизводители предпочитают ему более дешевые аналоги-дженерики, которые толерантностью к пчелам не отличаются.

Вообще, по словам Арнольда Бутова, уровень подготовки специалистов заметно снизился. Если раньше существовали агрономы по защите растений, то теперь в таких профильных специалистах никто не нуждается. Вузы плодят дилетантов. Чего же ждать от подобных специалистов? Вот пчелы, как самое чувствительное звено в этой цепочке, и отреагировали массовым мором.

Сложившаяся экологическая ситуация, бесконтрольное и неграмотное применение пестицидов привело к нарушению баланса в мире насекомых. Например, из-за антропогенного фактора резко снизилась популяция божьей коровки, что привело к засилью на полях и в садах тли.

Читать еще:  Чем кормить птенцов неразлучников

По словам заместителя директора компании «Био Би Рус» Виктории Мещеряковой, специализирующейся на разведении шмелей для тепличных хозяйств, раньше культуры применения ядохимикатов не было и в тепличных хозяйствах. С одной стороны, тепличники созрели, чтобы использовать естественных опылителей растений, таких как шмели, но с другой – продолжали использовать массово ядохимикаты, вредоносные для насекомых. Сейчас ситуация заметно улучшилась, но насекомые могут хватануть ядохимикатов из внешней среды.

Интересно, что «Био Би рус» – подразделение израильской компании. Выходит, что там понимают важность существования естественных опылителей растений, таких как шмели, пчелы, и искусственно преумножают их, зарабатывая на этом деньги, а многие наши сельхозпроизводители губят то, что им дается даром нашими пасечниками.

Если раньше фермеры пчеловодам даже платили за то, что те ставили ульи возле их полей, то теперь это делают единицы. При такой недальновидности наши сельхозпроизводители могут не досчитаться миллионов тонн урожая, хоть залей все поля химикатами.

Что же делать, чтобы остановить массовую гибель пчел? Все мои собеседники убеждены, что нужно ужесточать контроль за применением пестицидов на полях. Да и к самим пчеловодам можно предъявить множество претензий. Многие из них не желают извещать местные власти, руководство хозяйств о своем расположении. На кого тогда жаловаться?

Словом, необходимо наводить порядок во взаимоотношениях между аграриями и пчеловодами, если хотим, чтобы популяция пчел не исчезла с лица земли. В противном случае нас ждет катастрофа мирового масштаба.

Почему умирают пчёлы? Сообщения о гибели насекомых приходят из разных стран

Мёд во все века считался продуктом наиполезнейшим. Однако человечество рискует остаться без него – Сообщения о загадочной гибели пчёл не первый год приходят из разных стран.

В России пчелиный мор наблюдается в трёх десятках регионов. В Германии за последние 13 лет поголовье пчёл сократилось втрое. А учёные из Калифорнии, 30 лет наблюдающие за жизнью этих насекомых, пришли к ещё более тревожному выводу: за этот период популяция пчёл уменьшилась на 76%! Что же происходит? Кто объявил этот «пчелиный геноцид»?

– Этим летом Россия может побить свои прошлые рекорды по гибели пчёл. У меня телефон разрывается – звонят пчеловоды из Тульской, Липецкой, Брянской, Рязанской обл., из Татарстана, Удмуртии, Марий Эл и множества других регионов. Там вёдрами сжигают мёртвых пчёл. Пасеки превратились в кладбища насекомых – земля усеяна толстым слоем погибших «полосатых тружениц». Угроза их полного исчезновения становится реальной, – рассказывает кандидат биологических наук, научный сотрудник ВНИИ ветеринарной санитарии, гигиены и экологии РАН Раиса КЛОЧКО. – И самое прискорбное, что эта трагедия – дело рук человека. Пчёл у нас в прямом смысле травят дельцы, которым важна сиюминутная прибыль. Я имею в виду обработку полей запрещёнными пестицидами, да ещё и во внеурочное время (ясным солнечным днём, когда пчёлы вылетают на сбор нектара).

Отравленная роса

– Российские семьи, которые поколениями занимаются пчеловодством, разоряются, – продолжает Р. Клочко. – Например, в Орловской обл. семья Арцибашевых с 1946 г. имеет свою пасеку. В этом году они её лишились: погибло 70 семей, ущерб оценивается минимум в 1,5 млн руб. Или вот мне пришло письмо от отца 4 детей. Пасека была для их семьи основным источником дохода. После гибели пчёл у них опустились руки: а стоит ли заводить новых? Их тоже могут потравить. Знаю, что некоторые пчеловоды уже написали письмо Владимиру Путину.

Ведь что происходит? Вопреки закону поля, сады, леса обрабатывают вредными веществами без предварительного информирования местных пчеловодов. Пчела собирает нектар в радиусе 7 км от улья. И когда начинается обработка химикатами, пчело­воды (если их предупредили минимум за два дня) вывозят ульи в безопасное место. Но дело в том, что теперь пчеловодов не предупреждают! И получается: опрыскали ядом поле – а тут пчёлы летят, собирают нектар и пыльцу, загрязнённую пестицидами, несут в свой улей эту отраву. Известны случаи, когда пчёлы травились росой, которую пили с листь­ев растений.

Особенно в этом смысле опасны посадки рапса – это растение во время цветения обрабатывают диметоатом. Этот инсектицид относится к первому классу опасности, то есть пчёлы, которые прилетят на это поле в первые дни после обработки, обречены на 100%. А с учётом того, что площади под посевы рапса в нашей стране только за последние 2 года увеличились вдвое и будут расти ещё, становится понятен масштаб угрозы для медоносных пчёл.

Сталкивалась я и с такой версией: пчёлы гибнут из-за появившихся вышек сотовой связи. Однако никаких серьёзных исследований этого факта нет. Зато вскрываются другие причины. Мне не раз писали: погибли пчёлы на пасеке в глухой тайге, где этих самых вышек нет. Начинаем выяснять подробности и в итоге узнаём, что пчёл скосила одна из ­серьёзных болезней, характерных для этих насекомых. Их сегодня диагностировано не менее 10. Все они прекрасно лечатся, главное – использовать правильные лекар­ства. А это не в каждой стране возможно. В Европе, к примеру, отменили антибиотики для лечения пчёл. Глупое решение: это как если бы человеку прописывали при воспалении лёгких отвар ромашки вместо антибиотиков. Теперь европейские пчело­воды жалуются нам, говорят, что мор пчёл у них возникает из-за болезней, с которыми раньше легко справлялись.

В целом же, наверное, одни из лучших условий в мире сегодня у пчёл в Новой Зеландии. Живут они себе там на отшибе, инфекции до них не доходят, пестицидами их там не травят. И даже когда турист въезжает в эту страну, у него спрашивают: нет ли у вас продуктов пчеловодства? Ввозить их туда запрещено! При этом мёда у них мало, потому что природно-климатическая среда в Новой Зеландии для этого неподходящая.

Куда делись тараканы?

Другое дело – Россия с её природой, просторами, невероятным количеством медоносных растений. Она словно создана для производства мёда. В этом году было прекрасное цветение липы. Многие пчеловоды рассчитывали, что накачают этот один из самых ценных медов. Не вышло! А ведь 90% мёда в России производят частные пасеки. И их владельцы совершенно не защищены. Раньше был Пчелопром, а в М­инистерстве сельского хозяйства было управление по пчеловодству. Но всё это ликвидировали! И такая ценнейшая отрасль, как пчеловод­ство, оказалась безхозной.

Я прекрасно понимаю, что избежать обработки полей, садов и лесов в наше время невозможно, но ведь можно найти компромисс. Необходимо наладить работу между службой защиты растений и непосред­ственно пчеловодами, иначе Россия лишится своих пчёл и своего мёда. И это не страшилка. Вот, например, в Москве почти исчезли тараканы. Я живу в столице с рождения. Помню, как всеми способами пытались травить этих паразитов – и всё безуспешно. А потом вдруг раз – и тараканы исчезли вроде как сами собой. На самом же деле изменился состав продуктов, которые мы едим, появились генно-модифицированные растения и многое другое. И тараканы, которые всю жизнь всё это подъедали за людьми, исчезли! Но их, в конце концов, не жалко. А вот что мы без пчёл делать будем?

Что кушать-то, простите?! Урожая же не будет! Не будет фруктов и ягод! Значение пчёл в нашей жизни и целой планеты Земля трудно переоценить. Пчёлы отдают человеку мёд, пыльцу, пергу, прополис – ценнейшие для здоровья продукты, а в ответ получают удар за ударом. К слову, в Европе в последнее время очень сильно ужесточили наказание за гибель пчёл. Так, в Австрии в 2018 г. хозяина фруктовых садов приговорили к году заключения и 20 тыс. евро штрафа за то, что он распылил над своими деревьями пестициды без учёта интересов соседних с ним пасек и там массово погибли пчёлы. Видимо, и нам надо предпринимать такие же жёсткие меры, иначе этих барыг, живущих по принципу «после меня хоть потоп», не остановить.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector